Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: память (список заголовков)
01:31 

стихотворенье Юнны Мориц

вспомнилось

*

Я вас люблю, как любят всё, что мимо
Промчалось, не убив, когда могло.
Я вас люблю и вами я любима
За то, что не убили, а могли,

Когда была я в поезде бомбима,
Лицом упав на битое стекло,
И чудом вышла из огня и дыма
В пространство, где горели корабли,

Горели танки, самолёты, люди,
Земля и небо, кровь лилась из глаз.
Я вас люблю всей памятью о чуде,
Которое спасло меня от вас.

Мой ангел в той войне был красным, красным,
И пять мне было лет, а нынче сто.
Я вас люблю так пламенно, так страстно,
Как дай вам Бог не забывать – за что.

@темы: о войне, Мориц, Ангелы, память, о детстве

11:07 

Шасси, крылья, хвост - вот мои документы!
Злое солнце... Злое небо...
Злые взрывы под ногами...
Злая тяжкая работа...
Злые мессеры над нами...

Злая грязная работа -
Ни почётно, ни позорно...
Смесью гари, крови, пота...
Остальное - иллюзорно...

Иллюзорно... Неправдиво...
Всё, что было... Всё, что будет...
Все пока ещё мы живы
В перерасплетеньи судеб...

Чертим в небе пасторальном
Неэвклидовые грёзы,
Перемешаны сакрально
Их кресты и наши звёзды...

Юнкерсы ложатся чинно
На крыло в перевороте,
Безнадёжный вой уныло
Возвещает смерть пехоте...

В перекрестии размыто
Силуэт чужой мелькает,
Пальцы жмут гашетку липко,
"Ишака" в озноб бросает.

Изумрудная чечётка
Режет плоскость аккуратно...
Вышивает дробно, жарко
По дюралю смерть вприсядку...

День не ваш сегодня, парни!
И не мой... Уж это точно...
Пара тощих мессершмитов
Рвёт мне бронеспинку в клочья...

Злой плевок свинца густого...
Сердце дернулось и... стало.
Жизнь толчками из аорты
Вырвалась на волю ало...

И не будет стопки с хлебом...
И ни святости, ни скверны...
Злое солнце... Злое небо...
Злое лето... Сорок первый...

(с) Вольная.

(настоящего имени автора не знаю, это ник на авиафорумах, например тут)

@темы: Вольная, И-16, авиация, военная авиация, истребители, небо, о войне, о смерти, память, самолёты

10:17 

Пауль Целан (пер. В. Бродский) "Я слышу: алеет топор".

NikkValeriev
И, как с небес добывший крови сокол, спускалось сердце на руку к тебе
Я слышу: алеет топор,

я слышу: не спрашивай место,



на казнённого смотрит в упор

хлеб, который невеста

ему испекла - из пекла ,



и если спасение есть, то

это - восстать из пепла.

оригинал

@темы: переводы, память, о смерти, о войне, Пауль Целан, Deutsch

00:55 

Эстэлиина
Мир перевёрнут - всё вверх ногами.
Луна - в землю, деревья - в небо.
Звёзды смешались с твоими глазами,
Но а без глаз твоих - их и не было.

Не было больно, не было страшно...
Сердце бьется от ужаса красное,
Краски мешая, чувства мешая...
Знаешь, без глаз твоих - жизнь мешает.
(c) Александр Болотов.

Орфография моя, ибо стихотворение услышала от папы. Болотов - друг папы из юности. Друг, который не выжил... Я очень люблю это стихотворение. ) Уже много лет, да.

@темы: память, о любви, Болотов

01:32 

снова Слуцкий

вспомнилось


К пересмотру военной истории


Сгинь! Умри! — сурово хмуря брови,
требуют не нюхавшие крови
у стоявших по плечи в крови.
Сгинь! Умри! И больше не живи.

Воевал ты, да не так, не этак,
как Суворов, твой великий предок,
сочетавший с милосердьем пыл.
И Кутузов — гениальней был!

Ты нарушил правила морали!
Всё, что ты разрушил, не пора ли
правежом взыскать — и до рубля!
Носит же таких сыра земля!

Слушают уныло ветераны,
что они злодеи и тираны,
что пора бы наказать порок,
что пора бы преподать урок.

Думают они, что в самом деле
что-нибудь они недоглядели
и недоучли в пылу атак.
Что не этак надо бы, не так!

Впрочем, перетакивать не будем.
А сыра земля по сердцу людям,
что в манере руд или корней
года по четыре жили в ней.

@темы: память, о войне, Слуцкий

12:20 

стихотворение Роберта Рождественского

Я прошу, хоть ненадолго,
боль моя, ты покинь меня.
Облаком,
сизым облаком
ты полети к родному дому,
отсюда - к родному дому.

Берег мой, покажись вдали
краешком, тонкой линией.
Берег мой,
берег ласковый,
ах, до тебя, родной, доплыть бы,
доплыть бы хотя б когда-нибудь.

Где-то далеко, очень далеко
идут грибные дожди.
Прямо у реки в маленьком саду
поспели вишни,
наклонясь до земли.

Где-то далеко в памяти моей
сейчас как в детстве тепло,
хоть память укрыта
такими большими снегами...

Ты, гроза, напои меня
допьяна, да не до смерти.
Вот опять, как в последний раз,
я всё гляжу куда-то в небо,
как будто ищу ответа...

@темы: Рождественский, о детстве, память, песни

18:05 

У-2_кукурузник
Шасси, крылья, хвост - вот мои документы!
Касыда о бессилии.

Я разучился оттачивать бейты. Господи, смилуйся или убей ты!
- чаши допиты и песни допеты. Честно плачу.
Жил как умел, а иначе не вышло. Знаю, что мелко, гнусаво, чуть слышно,
знаю, что многие громче и выше!.. Не по плечу.
В горы лечу - рассыпаются горы. Гордо хочу - а выходит не гордо,
слово "люблю" - словно саблей по горлу. Так не хочу.
Платим минутами, платим монетами, в небе кровавыми платим планетами, -
нет меня, слышите?! Нет меня, нет меня... Втуне кричу.
В глотке клокочет бессильное олово. Холодно. Молотом звуки расколоты,
тихо влачу покаянную голову в дар палачу.
Мчалась душа кобылицей степною - плакала осенью, пела весною,
- где ты теперь?! Так порою ночною гасят свечу.
Бродим по миру тенями бесплотными, бродим по крови, которую пролили,
жизнь моя, жизнь - богохульная проповедь! Ныне молчу.

Абу-т-Тайиб ибн-Хусейн Аль-Мутанабби. (Олег Ладыженский)

@темы: о поэзии, Олег Ладыженский, Абу-т-Тайиб ибн-Хусейн Аль-Мутанабби, о поэтах, память

21:56 

ПИСЬМА РИМСКОМУ ДРУГУ

У-2_кукурузник
Шасси, крылья, хвост - вот мои документы!
(Из Марциала)

*

Нынче ветрено и волны с перехлестом.
Скоро осень, все изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемены у подруги.

Дева тешит до известного предела -
дальше локтя не пойдешь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятье невозможно, ни измена!

*

Посылаю тебе, Постум, эти книги
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жестко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?
Все интриги, вероятно, да обжорство.

Я сижу в своем саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных -
лишь согласное гуденье насекомых.

*

Здесь лежит купец из Азии. Толковым
был купцом он - деловит, но незаметен.
Умер быстро: лихорадка. По торговым
он делам сюда приплыл, а не за этим.

Рядом с ним - легионер, под грубым кварцем.
Он в сражениях Империю прославил.
Столько раз могли убить! а умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.

*

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далеко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники - ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

*

Этот ливень переждать с тобой, гетера,
я согласен, но давай-ка без торговли:
брать сестерций с покрывающего тела
все равно, что дранку требовать у кровли.

Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я, не бывало.
Вот найдешь себе какого-нибудь мужа,
он и будет протекать на покрывало.

*

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
"Мы, оглядываясь, видим лишь руины".
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.

Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им...
Как там в Ливии, мой Постум,- или где там?
Неужели до сих пор еще воюем?

*

Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще... Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.

Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья.

*

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.

*

Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце.
Стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке - Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

Иосиф Бродский

Mарт 1972

@темы: Бродский, о любви, о поэтах, осень, память, погода, политика, природа, философия

15:13 

Дон Аминадо. Города и годы

Елена А.
Старый Лондон пахнет ромом,
Жестью, дымом и туманом,
Но и этот запах может
Стать единственно желанным.

читать дальше

@темы: философия, снег, память, о смерти, о детстве, зима, городское, времена года, Дон Аминадо

15:04 

стихотворенье Георгия Березко

Елена А.
из романа "Сильнее атома"

*

@темы: память, о войне, верлибр, Березко

00:18 

Борис Слуцкий. Говорит Фома

к прошедшему юбилею Чехова, между прочим... хотя вспомнилось совсем по другому поводу.

*

@темы: философия, память, о войне, Слуцкий

17:01 

Евгений Рейн "Сорок четыре"

NikkValeriev
И, как с небес добывший крови сокол, спускалось сердце на руку к тебе
ЕВГЕНИЙ РЕЙН

СОРОК ЧЕТЫРЕ

Памяти Михаила Алексеевича Кузмина.

I

Много ты просил у Бога
или так... чего-нибудь?
Хорошо бы для итога
в эту дверцу заглянуть.
Там темно, там свежий сумрак,
там неприбранный простор,
там датчанин или турок
произносит “nevermore”.
Все, что было, это было
и пропало невзначай,
расскажу тебе, пожалуй,
коль пожалуешь на чай.
Только не гляди угрюмо,
ты и сам-то бел, как мел.
Мы глядим туда отсюда,
а на нас глядят в прицел.
Кипяток кипит бурливо,
ты меня не огорчай.
Все, что было, это было
и пропало невзначай.
читать дальше

@темы: память, Рейн, философия

23:25 

Борис Слуцкий. Возвращаем ленд-лиз

вспомнилось в разговоре с У-2_кукурузник

*

Мы выкрасили их, отремонтировали,
Мы попрощались с ними, как могли —
С машинами, что с нами Днепр форсировали,
От Волги и до Эльбы с нами шли.

Пресс бил по виллису.
Пресс
мял
сталь.
С какой-то злобой сплющивал,
коверкал.
Не как металл стучит в другой металл —
Как зверь калечит
человека.
Автомобиль для янки — не помеха.
Но виллис — не годится наотрез.
На виллисах в Берлин
с Востока
въехали.
За это их растаптывает пресс.

Так мир же праху вашему, солдаты,
Сподвижники той праведной войны —
И те, что пулей
в лоб
награждены,
И те, что прессом в лом железный смяты.

@темы: политика, память, о войне, Слуцкий

22:17 

стихотворенье Бориса Слуцкого

Елена А.
Золотую тишину Вселенной,
громкую, как негритянский джаз,
записали на обыкновенной
ленте. Много, много, много раз.

Сравниваю записи. Одна —
межпланетная тишина.
Если дальше глянуть по программе —
тишина в заброшенном храме.

Эту тишину — погибший взвод,
ту — законсервированный завод
издают и излучают.
Впрочем, их почти не отличают.

@темы: философия, память, о смерти, Слуцкий

23:56 

Ксения Некрасова. В госпитале

Стояла кровать
у большого неба.
Нежно, люди, касайтесь земли,
не шумите делами звуков
и слова не бросайте громко.
Этот час

@темы: память, о смерти, о войне, ночь, небо, Ксения Некрасова

23:20 

стихотворенье Ярослава Ивашкевича

Елена А.
почему-то вспомнилось. может, только по контрасту к погоде.

*

Нас тогда сыпучим снегом засыпало.
И сказал я: мама, мама, что так мало.

Шоколад молочный помню, и фисташки,
и с японскими цветочками бумажки.

Марки старые, журнальные картинки
и с базара украинские кринки.

Сердце билось, сильно билось и устало.
Все шепчу я: мама, мама, что так мало...

@темы: о смерти, о детстве, зима, Ивашкевич, память, снег

23:56 

стихотворенье Игоря Померанцева

Елена А.
К-ов готовился к поездке
в Германию несколько лет.
По приезде
он пришёл в полицейский участок
просить политического убежища.
Однако,
услышав немецкую речь,
вышел вон
с металлическим привкусом
во рту.

@темы: Померанцев, верлибр, о войне, память

15:09 

стихотворенье Олеси Николаевой

Елена А.
Ходила я по земле Отечества моего,
и поняла я

/из книги "Здесь"/

@темы: о вере, о Родине, Олеся Николаева, о любви, память

18:17 

Юрий Домбровский. Мария Рильке

"Ты гори, невидимое пламя".
Выхожу один я из барака,
Светит месяц, желтый, как собака,
И стоит меж фонарей и звезд
Башня белая - дежурный пост.
В небе - адмиральская минута,
дальше

@темы: философия, память, о смерти, о поэтах, о поэзии, ночь, звёзды, Рильке, Домбровский

01:28 

Игорь Караулов. мемуарное

Елена А.
раньше называлось – проспект калинина
а теперь зовётся — новый арбат
улица понтовая, но не длинная
помню её в олимпийский год.

шелестели окнами дома высокие
дядюшка повёл нас в кафе “валдай”
я в тот день узнал, что умер высоцкий
но значения этому не придал.

я тогда, признаться, любил окуджаву
здесь же и пластинки искал, в “мелодии”
много лет, исцарапанная и ржавая
моя “ригонда” гниёт на лоджии.

теперь в глазах пульсирует казино
остроносые лыбятся – “слушай, брат”
“мелодия” камнем ушла на дно
под землёй виниловый китеж-град.

скоро ли, распрямив стеклянные паруса
выйдут из этой гавани корабли?
я всё хуже слышу их голоса
и всё отчетливей – голос моей земли.

я земля, выкликаю своих засранцев
из пельменной, рюмочной, из пивной
всё доедено, близится время танцев
потанцуй со мной

@темы: философия, о детстве, Караулов, городское, память

любимые стихи

главная