• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:05 

Александр Кушнер. Руины

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".
Для полного блаженства не хватало
Руин, их потому и возводили
В аллеях из такого матерьяла,
Чтобы они на хаос походили,
Из мрамора, из праха и развала,
Гранитной кладки и кирпичной пыли.

И нравилось, взобравшись на обломок,
Стоять на нем, вздыхая сокрушённо.
Средь северных разбавленных потёмок
Всплывал мираж Микен и Парфенона.
Татарских орд припудренный потомок
И Фельтена ценил, и Камерона.

Когда бы знать могли они, какие
Увидит мир гробы и разрушенья!
Я помню с детства остовы нагие,
Застывший горя лик без выраженья.
Руины… Пусть любуются другие,
Как бузина цветет средь запустенья.

Я помню те разбитые кварталы
И ржавых балок крен и провисанье.
Как вы страшны, былые идеалы,
Как вы горьки, любовные прощанья
И старых дружб мгновенные обвалы,
Отчаянья и разочарованья!

Вот человек, похожий на руину.
Зияние в его глазах разверстых.
Такую брешь, и рану, и лавину
Не встретишь ты ни в Дрезденах, ни в Брестах.
И дом постыл разрушенному сыну,
И нет ему забвения в отъездах.

Друзья мои, держитесь за перила,
За этот куст, за живопись, за строчку,
За лучшее, что с нами в жизни было,
За сбивчивость беды и проволочку,
А этот храм не молния разбила,
Он так задуман был. Поставим точку.

В развале этом, правильно-дотошном,
Зачем искать другой, кроваво-ржавый?
Мы знаем, где искать руины: в прошлом.
А будущее ни при чём, пожалуй.
Сгинь, рваный призрак, в мареве сполошном!
Останься здесь, но детскою забавой.

@темы: об искусстве, о смерти, о войне, жизнь, городское, Кушнер, философия

00:22 

Валентин Берестов. Мир

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".
Нет, слово МИР останется едва ли,
Когда войны не будут люди знать.
Ведь то, что раньше миром называли,
Все станут просто жизнью называть.

И только дети, знатоки былого,
Играющие весело в войну,
Набегавшись, припомнят это слово,
С которым умирали в старину.

@темы: Берестов, о войне, о детстве, память

03:04 

Евгений Бачурин. Кошки-мошки

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".
За окном шуршат деревья,
Словно мыши-великаны.
Словно маленькие кошки,
Притаились облака.

И ромашки, как деревья,
Наклонились из стакана,
И над ними вьются мошки,
Как ночные облака.

За окном большие мыши,
Зашуршали, как деревья,
И ромашки наклонились,
Как ночные облака.

И котята, словно мошки,
Словно маленькие кошки,
По серебряной дорожке
Убегают в облака.


тут вроде бы можно послушать.

@темы: песни, облака, ночь, небо, деревья, времена суток, Бачурин

02:56 

Юрий Лорес. Шиповник

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".
Пять веков картине:
Городок старинный
Помнишь, ты жила когда-то в нем?
Прикоснись рукою
К дому над рекою,
Где цветет шиповник под окном.

Жаль, что ты меня не помнишь,
Жаль, что ты меня не любишь
Пять веков назад и пять вперед.
Пять столетий нас не будет,
Пять раз вспомнишь, пять забудешь,
Как шиповник под окном цветет.

Ты жила-грустила,
Не меня любила,
Думала о нем, как обо мне.
Вижу, как под вечер
Зажигаешь свечи,
Как вздыхает тень твоя в окне.

Пять веков картине:
Городок старинный
Помнишь, ты жила когда-то в нем?
Ты жила-грустила,
Навсегда забыла
То, что я — шиповник под окном.

здесь. /также ссылки на клип и съёмку авторского исполнения/.
посмотреть и послушать.

@темы: Лорес, городское, о любви, о расставании, песни, природа, цветы

00:47 

Юнна Мориц. Жора Кошкин /из книги "Букет котов"/

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".
набрела на ещё один вороностишок)


*

Жора Кошкин из гнезда
цапнул воронёнка.
Ворон каркнул: «Никогда
не отдам ребёнка!»

Жора хмыкнул: «Ерунда!»
Ворон каркнул: «Никогда!», —
цапнул Жору за бока
и помчался в облака.

Над лесами, над лугами
Жора дрыгает ногами,
он пищит как воронёнок,
он ужасно хочет к маме:

«Ни за что теперь не трону
ни сороку, ни ворону!»
Ворон хмыкнул: «Ерунда!»
Жора каркнул: «Никогда!»

@темы: Эдгар По, Мориц, )

22:20 

Константин Симонов. Ледовое побоище /отрывок из поэмы/

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".
На голубом и мокроватом
Чудском потрескивавшемся льду
В шесть тыщ семьсот пятидесятом
От сотворения году,
В субботу пятого апреля
Сырой рассветною порой
Передовые рассмотрели
Идущих немцев тёмный строй.

На шапках – перья птиц весёлых...


@темы: память, о войне, Симонов

22:50 

Эдгар По. Ворон

-Christi-
За дверь я выгнан в ночь, Но выйти вон и сам не прочь - Ты без меня хоть застрелись - Все решат, что это твой каприз.Повтори его на бис...
Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так застукал в двери дома моего.
"Гость, – сказал я, – там стучится в двери дома моего,
Гость – и больше ничего".


Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме, ангелы зовут Линор, -
Безыменной здесь с тех пор.


Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
"Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,
Гость – и больше ничего".


И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
"Извините, сэр иль леди, – я приветствовал его, -
Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал", – дверь открыл я: никого,
Тьма – и больше ничего.


Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: «Линор!»
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: «Линор!»
Прошептало, как укор.


В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
"Это тот же стук недавний, – я сказал, – в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего, -
Ветер – больше ничего".


Только приоткрыл я ставни – вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего
Сел – и больше ничего.


И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: "Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,
О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?"
Каркнул Ворон: «Nevermore».


Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,
Птица с кличкой «Nevermore».


Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шептал я, вдруг вздохнувши: "Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор".
Каркнул Ворон: «Nevermore».


При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: "Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом «Nevermore».


И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,
Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,
Хриплым карком: «Nevermore».


Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор
Никогда, о nevermore!


Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: "О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес – исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!"
Каркнул Ворон: «Nevermore!»


Я воскликнул: "Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?"
Каркнул Ворон: «Nevermore!»


Я воскликнул: "Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только Бог над нами свод небесный распростер,
Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор -
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?"
Каркнул Ворон: «Nevermore!»


"Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! -
Я, вскочив, воскликнул: – С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной простор!"
Каркнул Ворон: «Nevermore!»


И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!

(2002) Перевод М. Зенкевича

@темы: Эдгар По, философия, память, о любви

01:39 

Мария Петровых. Земля

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".
Мы смыслом юности влекомы
В простор надземной высоты —
С любой зарницею знакомы,
Со всеми звёздами на «ты».

Земля нам кажется химерой
И родиною — небеса.
Доходит к сердцу полной мерой
Их запредельная краса.

Но на сердце ложится время,
И каждый к тридцати годам
Не скажет ли: я это бремя
За бесконечность не отдам.

Мы узнаём как бы впервые
Леса, и реки, и поля,
Сквозь переливы луговые
Нам улыбается земля.

Она влечёт неодолимо,
И с каждым годом всё сильней.
Как женщина неутолима
В жестокой нежности своей.

И в ней мы любим что попало,
Забыв надземную страну, —
На море грохотанье шквала,
Лесов дремучих тишину,

Равно и грозы и морозы,
Равно и розы и шипы,
Весь шум разгорячённой прозы,
Разноголосый гул толпы.

Мы любим лето, осень, зиму,
Ещё томительней — весну,
Затем, что с ней невыносимо
Замля влечёт к себе, ко сну.

Она отяжеляет належь
Опавших на сердце годов,
И успокоится тогда лишь
От обольщающих трудов,

Когда в себя возьмёт всецело.
Пусть мёртвыми — ей всё равно.
Пускай не душу, только тело...
(Зачем душа, когда темно!)

И вот с единственною, с нею,
С землёй, и только с ней вдвоём
Срастаться будем всё теснее,
Пока травой не изойдём.

@темы: Петровых, весна, времена года, жизнь, звёзды, небо, о смерти, природа, философия

01:29 

Илья Кормильцев. Свежее утро

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".
свежее утро
разбудит нас порывами ветра
отбросит навечно
ненужные окна и двери
сорвет с нас одежды
и ржавые знаки различья
и только тогда
позволит нам выйти из дома

свежее утро
сметет наши урны и тюрьмы
погонит вдоль улиц
кучи хамского хлама
свежим утром
многое станет лишним
и трудно будет вспомнить
с кем шла битва

но свежее утро не может
тянуться вечно
свежее утро
не может тянуться вечно

свежим утром
мы выйдем из каждого дома
разобрать старый мусор
расчистить унылую землю
и слабому сердцу
многого станет жалко
и каждый спрячет
что-то себе на память

ведь свежее утро
не может тянуться вечно
свежее утро
не может тянуться вечно

@темы: Кормильцев, времена суток, жизнь, утро, философия

01:26 

стихи Оруэлла из «1984»-го

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".


*

Давно уж нет мечтаний, сердцу милых.
Они прошли, как первый день весны,
Но позабыть я и теперь не в силах
Тем голосом навеянные сны!

Пусть говорят мне: время все излечит.
Пусть говорят: страдания забудь.
Но музыка давно забытой речи
Мне и сегодня разрывает грудь!

@темы: песни, переводы, о расставании, о любви, Оруэлл

05:50 

ЭКЗАМЕН

САША ЧЁРНЫЙ

"ЭКЗАМЕН"

Из всех билетов вызубрив четыре,
Со скомканной программою в руке,
Неся в душе раскаяния гири,
Я мрачно шел с учебником к реке.

Там у реки блондинка гимназистка
Мои билеты выслушать должна.
Ах, провалюсь! Ах, будет злая чистка!
Но ведь отчасти и ее вина...

Зачем о ней я должен думать вечно?
Зачем она близка мне каждый миг?
Ведь это, наконец, бесчеловечно!
Конечно, мне не до проклятых книг.

Ей хорошо: по всем - двенадцать баллов,
А у меня лишь по закону пять.
Ах, только гимназистки без скандалов
Любовь с наукой могут совмещать!

Пришел. Навстречу грозный голос Любы:
"Когда Лойола орден основал?"
А я в ответ ее жестоко в губы,
Жестоко в губы вдруг поцеловал.

"Не сметь! Нахал! Что сделал для науки
Декарт, Бэкон, Паскаль и Галилей?"
А я в ответ ее смешные руки
Расцеловал от пальцев до локтей.

"Кого освободил Пипин Короткий?
Ну, что ж? Молчишь! Не знаешь ни аза?"
А я в ответ почтительно и кротко
Поцеловал лучистые глаза.

Так два часа экзамен продолжался.
Я получил ужаснейший разнос!
Но, расставаясь с ней, не удержался
И вновь поцеловал ее взасос.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Я на экзамене дрожал как в лихорадке,
И вытащил... второй билет! Спасен!
Как я рубил! Спокойно, четко, гладко...
Иван Кузьмич был страшно поражен.

Бегом с истории, ликующий и чванный,
Летел мою любовь благодарить...
В душе горел восторг благоуханный.
Могу ли я экзамены хулить?


Саша Чёрный

@темы: весна, городское, жизнь, о детстве, о любви, саша чёрный

23:53 

В. С. Высоцкий, «Вершина»

-Christi-
За дверь я выгнан в ночь, Но выйти вон и сам не прочь - Ты без меня хоть застрелись - Все решат, что это твой каприз.Повтори его на бис...
Здесь вам не равнина - здесь климат иной.
Идут лавины одна за одной,
И здесь за камнепадом ревет камнепад.
И можно свернуть, обрыв обогнуть,-
Но мы выбираем трудный путь,
Опасный, как военная тропа.

Кто здесь не бывал, кто не рисковал -
Тот сам себя не испытал,
Пусть даже внизу он звезды хватал с небес.
Внизу не встретишь, как не тянись,
За всю свою счастливую жизнь
Десятой доли таких красот и чудес.

Нет алых роз и траурных лент,
И не похож на монумент
Тот камень, что покой тебе подарил.
Как Вечным огнем, сверкает днем
Вершина изумрудным льдом,
Которую ты так и не покорил.

И пусть говорят - да, пусть говорят!
Но нет - никто не гибнет зря,
Так - лучше, чем от водки и от простуд.
Другие придут, сменив уют
На риск и непомерный труд,-
Пройдут тобой не пройденый маршрут.

Отвесные стены - а ну, не зевай!
Ты здесь на везение не уповай.
В горах ненадежны ни камень, ни лед, ни скала.
Надеемся только на крепость рук,
На руки друга и вбитый крюк,
И молимся, чтобы страховка не подвела.

Мы рубим ступени. Ни шагу назад!
И от напряженья колени дрожат,
И сердце готово к вершине бежать из груди.
Весь мир на ладони - ты счастлив и нем
И только немного завидуешь тем,
Другим - у которых вершина еще впереди.


1966

@темы: песни, жизнь, В. С. Высоцкий

00:03 

Борис Слуцкий. По рассказу Л. Волынского

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".
Генерал Петров смотрел картины,
выиграл войну, потом смотрел.
Все форты, фашины и куртины,
все сраженья позабыв, смотрел.

Это было в Дрездене. В дыму
город был ещё. Ещё дымился.
Ставили холст за холстом ему.
Потрясался генерал, дивился.

Ни одной не допустив промашки,
называл он имена творцов —
Каналетто за ряды дворцов
и Ван Гога за его ромашки.

Много генерал перевидал,
защищал Одессу, Севастополь,
долго в облаках штабных витал,
по грязи дорожной долго топал.

Может быть, за все четыре года,
может быть, за все его бои
вышла
первая
Петрову льгота,
отпускные получил свои.

Первый раз его ударил хмель,
в жизни в рот не бравшего хмельного.
Он сурово молвит: «Рафаэль.
Да, Мадонна.
Да, поставьте снова».

@темы: об искусстве, о войне, жизнь, Слуцкий

00:56 

Марина Цветаева. Страна

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".
С фонарём обшарьте
Весь подлунный свет!
Той страны — на карте
Нет, в пространстве — нет.

Выпита как с блюдца, —
Донышко блестит.
Можно ли вернуться
В дом, который — срыт?

Заново родися —
В новую страну!
Ну-ка, воротися
На спину коню

Сбросившему! Кости
Целы-то хотя?
Эдакому гостю
Булочник ломтя

Ломаного, плотник —
Гроба не продаст!
...Той её — несчётных
Вёрст, небесных царств,

Той, где на монетах —
Молодость моя —
Той России — нету.
— Как и той меня.

Конец июня 1931, Мёдон



@темы: о войне, Цветаева, о расставании, политика, философия

22:53 

Марина Цветаева. Куст

Елена А.
16:16 

Игорь Шкляревский. Послевоенное танго

Елена А.
Вот, одинокий оборванец,
я приглашаю Вас на танец,
и это танго Вы танцуете со мной —
в старинном парке — вечером — весной.
Вот, я веду Вас неумело,
рука от страха онемела,
ужасно близко Ваше тело,
у Вас в глазах — таинственная даль.
Скрипит дощатая веранда,
под тополями курит банда,
мне не уйти. Но мне себя не жаль.
Танго
и в окнах развалин золотое сиянье заката.
Усмехается Сталин с плаката,
и сирень расцвела на валу.
Сзади свист, и все ближе расплата.
Светит месяц в разбитом окне,
тянет гарью из мёртвого танка...
По глухим пустырям, как во сне,
я домой Вас веду после танго...

@темы: Шкляревский, вечер, городское, жизнь, о войне, память

13:09 

Олег Митяев. В осеннем парке

Елена А.
16:49 

Lilya Kriger
плачу,когда читаю.



ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ?

\ дальше \

@темы: Асадов, философия

01:01 

Борис Слуцкий. Лучше быть молодым

Е. А.
"Ты гори, невидимое пламя".
Человек проверяется холодом или жарой,
в сорок градусов выше и ниже нуля,
и ещё облепляющей весь горизонт мошкарой,
и ещё духотою, бездушною, словно петля.

Закипает и превращается в пар,
загорается и превращается в дым
ваша стойкость, по методу пан и пропал,
и поэтому лучше,
лучше быть молодым.

Двадцать градусов лишних он выдержит — не пропадёт.
До костей он промокнет, но всё ж не до самых костей.
А сгоревши дотла, он восстанет и снова пойдёт,
и гостей позовёт!
Напоит и накормит гостей!

Лучше быть молодым!
Все, кто может, — спасайся, беги
в край, где лёгкая юность чеканит шаги!

@темы: жизнь, Слуцкий

06:40 

ОМАР ХАЙЯМ - о любви

Словно солнце, горит, не сгорая, любовь.

Словно птица небесного рая - любовь.

Но еще не любовь - соловьиные стоны.

Не стонать, от любви умирая, - любовь!

---

Да пребудет со мною любовь и вино!

Будь что будет: безумье, позор - все равно!

Чему быть суждено - неминуемо будет.

Но не больше того, чему быть суждено.

---

Кто урод, кто красавец - не ведает страсть.

В ад согласен безумец влюбленный попасть.

Безразлично влюбленным, во что одеваться,

Что на землю стелить, что под голову класть.

---

Я к неверной хотел бы душой охладеть.

Новой страсти позволить собой овладеть.

Я хотел бы - но слезы глаза застилают,

Слезы мне не дают на другую глядеть!

---

С той, чей стан - кипарис, а уста - словно лал,

В сад любви удались и наполни бокал,

Пока рок неминуемый, волк ненасытный,

Эту плоть, как рубашку, с тебя не сорвал!

---

Лживой книжной премудрости лучше бежать.

Лучше с милой всю жизнь на лужайке лежать.

До того как судьба твои кости иссушит -

Лучше чашу без устали осушать!






Омар Хайям

@темы: Ангелы, Луна, вечер, жизнь, закат, звёзды, ночь, о любви, о поэзии, о поэтах, о расставании, о смерти, плоды, рассвет, философия, цветы

любимые стихи

главная